Герои Памира

(Обсуждаем паранормальное)

Модератор: KrisGames

Аватара пользователя
ElenaS
Странник
Сообщения: 168
Рег. Пн май 18, 2009 2:38 pm
Репутация: 494
Откуда: Москва
Поблагодарили: 43 раза

Герои Памира

Сообщение ElenaS » Чт апр 04, 2019 4:23 am

Восточный Памир - огромная горная страна, занимающая собой всю территорию Таджикистана, большую часть Киргизии, а также ~ южные окраины Узбекистана, в недалеком прошлом составляла единое целое с Российской империей, а после революции — СССР.

Неудивительно, что именно российские ученые, путешественники и спортсмены увлеченно занимались исследованиями этой высокогорной страны, заоблачные вершины которой, какими было установлено, ненамного уступают гималайским гигантам. Многочисленные замечательные открытия были совершены в разные годы XIX и ХХ веков благодаря смелости, отваге, самопожертвованию и взаимовыручке этих людей.

00.JPG


Восточный Памир представляет собой равнину, поднятую великими силами природы на высоту более четырех тысяч метров. Вероятно, поэтому возникло столь гордое название «Памир — крыша мира».

Грандиозные шести — семикилометровой высоты горы окружают плоскогорье почти со всех сторон. Облака, несущие влагу, не доходят до равнины, оставляя осадки на внешних склонах хребтов, и воздух здесь сух настолько, что у путешественников трескается кожа на губах, а лицо приходится защищать маской, иначе неминуемы солнечные ожоги. В этой высокогорной пустыне осадков выпадает вдвое меньше, чем в Каракумах. А мороз в январе достигает сорока восьми градусов!

Да и летом температура редко поднимается выше плюс десяти. К тому же часты ураганные ветры, беснуются снежные бури.

Первым европейцем, проникшим в этот район, был русский путешественник и исследователь Средней Азии А.П. Федченко. Поднявшись в 1871 году на перевал Тенгиз-бай (в Алайской долине), Федченко увидел перед собой сверкающую снегами, уходящую с запада на восток цепь высочайших гор и по праву первооткрывателя назвал этот хребет Заалайским. Внимание ученого привлек напоминающий усеченную пирамиду пик, господствующий над всеми окружающими вершинами.

Определив его высоту примерно в 7600 метров, он назвал пик именем Карла Кауфмана, туркестанского генерал-губернатора и командующего войсками Туркестанского военного округа, содействовавшего научным экспедициям в целях изучения и присоединения к России новых земель.

Однако проникнуть к подножию той вершины Федченко не смог. «Верю, что русские сделают это, — отмечал он, — и еще раз впишут свое имя в географическую летопись...»

Уже после революции в 1928 году для комплексного изучения Памира выехала большая экспедиция Академии наук СССР, которой руководил Николай Васильевич Крыленко, советский нарком и заядлый альпинист. В состав экспедиции была включена также группа немецких специалистов и альпинистов. Шли разными маршрутами. Топограф И.Г. Дорофеев и геодезист К.В. Исаков нанесли на карту Заалайский хребет и определили высоту его вершин.

Они получили имена Свердлова, Дзержинского, Цюрупы, Красина. Самая высшая точка Заалайского хребта из известных в то время и, как оказалось, равная 7134 метрам, — пик Кауфмана, была переименована в пик Ленина.

Топограф И.Г. Дорофеев и его немецкий коллега Р. Финстервальдер тогда же с помощью фототеодолитов засекли вершину, расположенную на стыке двух гигантских горных хребтов — Академии наук и Петра Первого. Зимой при камеральной обработке данных определили ее высоту — 7495 метров! Пик назвали именем И. Сталина.

Штурм пика Ленина наметили на следующий год, но в 1929 году первые советские альпинисты, несмотря на бивший через край энтузиазм, не смогли подняться на вершину. Несовершенство экипировки да и слабая физическая подготовка не позволили им достичь желаемой цели.

Наибольшую опасность представляла горная болезнь и особенно один из ее симптомов, вызываемый кислородным голоданием,— апатия, чувство полного безразличия, когда не хочется ни вставать, ни двигаться. По этой причине один из участников экспедиции повернул вниз с высоты 6300, второй — с 6600 метров, двое других сошли с дистанции еще раньше.

Самым упорным оставался нарком Крыленко; он решился на самостоятельный штурм пика Ленина. По воспоминаниям альпиниста, заслуженного мастера спорта А.И. Полякова, Крыленко, раздобыв у топографов валенки, поднимался один и достиг высоты 6850 метров. Здесь благоразумие взяло вверх, и он повернул назад. Пик Ленина был покорен группой советских альпинистов лишь 8 сентября 1934 года.

Нелегко далась эта победа — фактически победа человека над силами природы, ибо опасности подстерегали спортсменов на каждом шагу восхождения. В тот момент, когда отряд, покинув базовый лагерь, находившийся у подножия пика на высоте 4200 метров, двинулся по склону вверх, начался сход лавин сначала незначительных по объему, а
затем «мы с ужасом увидели, — вспоминает А.И. Поляков, — что справа от нас от гребня оторвалась гигантская лавина и понеслась вниз вдоль скал.

Блестя под тусклыми лучами солнца и набирая скорость, она оставляла за собою громадное вспаханное поле. Мы застыли в ожидании. Бежать некуда. Сотни тонн снега неслись прямо на отряд. Но люди уже приготовились: вогнали ледорубы в склон по самую головку и, схватившись обеими руками, пригнулись к склону. Громадные, как в бушующем море, снежные валы, перекатываясь через головы, мчались дальше, вниз.

Альпинисты держались, стиснув до боли зубы. Каждый понимал: отпустить ледоруб — значит оказаться во власти стихии».

Высшая точка Советского Союза — пик Сталина (переименованный позже в пик Коммунизма) был покорен годом раньше.

В заключительной стадии восхождения, 22 августа, на штурм вершины выступила шестерка участников во главе с начальником экспедиции Н.П. Горбуновым.

Забивая над бездной скальные крючья и навешивая веревки и лестницы, все выше и выше двигалась передовая двойка — Евгений Абалаков и Даниил Гущин. На высоте 6400, когда Абалаков лез по отвесной стене над пропастью, сорвавшийся камень перебил веревку, которой Абалакова страховал Гущин, и рассек Гущину до кости руку.

Обливаясь кровью и превозмогая сильную боль, Гущин стоял на краю пропасти. Без всякой страховки Абалаков спустился к товарищу и перевязал ему рану. Но вместо того чтобы после этого спуститься вниз, мужественные альпинисты продолжали подъем и успешно преодолели последний уступ. Путь к вершине по восточному гребню был открыт.

29 августа Гущин с поврежденной рукой и еще двое заболевших ушли вниз. На семикилометровой высоте остались трое: Николай Горбунов, Евгений Абалаков и Александр Гетье, известный в тридцатые годы боксер.

1 сентября началась сильнейшая снежная буря. Палатку Горбунова и Гетье завалило, и Абалакову пришлось откапывать погребенных крышкой от кастрюли.

3 сентября буря стихла и небо прояснилось. Гетье тяжело заболел — от высоты сдало сердце. Он остался один, а Абалаков и Горбунов, с трудом натянув на себя обледеневшие костюмы, двинулись к вершине.

Последние метры давались особенно тяжело. Горбунов согласился повернуть назад. Последние метры до вершины Абалаков в буквальном смысле преодолевал ползком и наконец достиг цели. Таким образом, из девяти участников восхождения на тринадцатые сутки штурма на вершину первым поднялся 25-летний сибиряк, замечательный альпинист Евгений Абалаков.

Вершины Памира — это семитысячники — пики Ленина, Коммунизма и Корженевской. Решившихся покорить их ждали километровые пропасти, горные обвалы, снежные лавины и сотни других препятствий, требующих огромного мужества, выносливости и сноровки. На высоте 4000 метров давление падает до 465 мм. На такой высоте летчик, если его не защищает герметическая кабина, обязан надеть кислородный прибор, иначе он может внезапно потерять сознание. А на высоте 7000 метров давление равно только 315 мм, т.е. меньше половины нормального.

В такой вот атмосфере альпинисты при штурме семитысячных вершин проводили по 10 — 15 суток, работая без кислородных аппаратов (в те годы их еще не было), тащили на плечах спальные мешки, палатки, горючее, продукты, металлические кошки, крючья, веревки.

О существовании четвертого семитысячника узнали только в конце 1943 года. В хребте Восточный Кок-Шаал-Тау географическая экспедиция П.Н. Рапасова обнаружила неизвестную вершину и определила ее высоту- 7439 метров.

Точное местоположение вновь открытого пика показало, что он расположен в Небесных горах (т.е. на ТяньШане).

Первые сведения о Тянь-Шане принесли участники российской экспедиции, возглавляемой П.П. Семеновым, прозванным впоследствии ТянШанским. В 1856 — 1857 годах он проник туда не без помощи казачьих конвоев.

По словам ученого, «трудно представить себе что-нибудь грандиознее ландшафта, открывающегося путешественнику с Кунгей-Алатау через 'озеро Иссык-Куль на хребет Небесных гор».

С перевала в Терскей-Ала-Тоо он был ослеплен неожиданным зрелищем. На юго-востоке возвышался величественный горный хребет, весь состоявший из снежных исполинов (Семенов насчитал их не менее тридцати).

Как раз посередине возвышалась одна, резко отделяющаяся по своей колоссальной высоте, белоснежная остроконечная пирамида — гора Хан-Тенгри, «повелитель духов», 6995 метров. Долгое время пик Хан-Тенгри считался высшей точкой Тянь-Шаня.

Шел 1943 год, когда в мае из Ташкента в глубь Тянь-Шаня отправилась большая топографическая экспедиция во главе с П.П. Рапасовым. Во время съемок юго-восточнее пика Хан-Тенгри, в хребте Кок-Шаал-Тау, топографы обнаружили грандиозную вершину, значительно выше Хан Тенгри. Она была названа пиком Победы.

Первый штурм пика Победы состоялся в августе 1955 года одновременно двумя хорошо снаряженными альпинистскими экспедициями. Тем не менее, во время восхождения произошла трагедия — погибла одна из штурмовых групп в составе двенадцати человек, возглавляемая В. Шипиловым.

Альпинистов на высоте 6900 метров ночью застала непогода, палатки плотно завалило снегом. С трудом выбравшись из спальных мешков, в полной темноте не успев толком одеться, альпинисты расчищали снег и тут же были схвачены холодом — впопыхах они оставили под снегом свои теплые пуховые костюмы, рукавицы, горные ботинки. Но ребята не сдавались: вырыли в глубоком снегу пещеру, и к рассвету в ней смогли разместиться все двенадцать человек.

Утром порядком промерзшие альпинисты выразили желание спуститься вниз, и Шипилов разрешил возвращаться всем, кто в состоянии, а сам остался в пещере. На спуск ушли трое — Усенов, Сигитов и Суслов. Двигаясь в пурге, почти на ощупь, ослабевшие и сбившиеся с пути, они совершенно окоченели от холода, и вскоре Суслов скончался.

Тогда решили так: Усенов останется при мертвом товарище, а Сигитов отправится вниз за помощью. Но время шло, а помощь не появлялась. Буран утих и выглянуло солнце. Усенов решил начать спуск — иначе его ждала верная смерть. На высоте 6000 метров на снегу он заметил человеческие следы, очевидно, Сигитова. Они уходили вправо по склону и заканчивались бороздой скольжения в сторону ледника Чонтерен. Значит, сорвался и погиб.

Снова наступила ночь. При свете луны по глубокому снегу ледника медленно двигался Усенов. Уже недалеко базовый лагерь. Но на рассвете при ярком солнце Усенов, не разглядев трещину (он потерял солнцезащитные очки при спуске), сорвался вниз. Метров двенадцать пролетел камнем и угодил в ледяной поток.

В воде (плюс 1 градус) постепенно отошли замерзшие ноги. Но тщетно пытался альпинист выбраться наверх при помощи ледоруба. Он очень ослаб и, чуть поднявшись по отвесной стене, тут же снова срывался вниз. Помощь пришла только через двадцать шесть часов. Все это время Усенов пробыл в трещине.

И выжил. Остальные погибли, замерзнув в пещере либо сорвавшись в пропасть.

Успешное восхождение на пик Победы состоялось на следующий год. Группа альпинистов, возглавляемых Виталием Абалаковым, братом Евгения, одолела непокорный семитысячник.


Ирина СТРЕКАЛОВА,
специально для «НЛО»



Вернуться в «Обсуждения»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

 

 

cron